Итоги выступления российских гребцов в Пекине

Наши в Пекине

Максим ОпалевВыступления российских гребцов на Олимпийских играх в Пекине были признаны удачными, как на официальном уровне, так и спортсменами. Хотя обычная арифметика, казалось бы, говорит об обратном. Из 30 комплектов наград, разыгрываемых в Пекине в гребле на байдарках и каноэ (16), академической гребле (14), россиянам досталось всего три медали. Золото Максима Опалева, серебро Александра Костоглода и Сергея Улегина, и бронза, самая неожиданная, пожалуй, из всех российских медалей, в гребном слаломе у Дмитрия Ларионова и Михаила Кузнецова. Наград действительно мало, особенно если учесть богатые традиции советской гребли (30 золотых олимпийских наград и 120 золотых медалей чемпионатов мира. — «Газета»). Но это если говорить с точки зрения обычной арифметики. На самом же деле, последнее золото, которое можно достаточно условно отнести к нашему, было завоевано белорусскими гребцами Дмитрием Довгаленком и Александром Масейковым в Барселоне. В составе каноэ-двойки они выступали тогда за сборную СНГ. Олимпийских наград высшей пробы у российских гребцов не было. Так что опалевское золото — успех, вне всякого сомнения, большой. Но и он появился пока на старом техническо-методическом багаже. И система тренировок, и базы — все это осталось еще с советского времени. О базах вообще разговор особый. Как гребли российские спортсмены в Краснодаре, Ростове, Самаре, Саратове, Астрахани, Воронеже и Твери, так и продолжают грести. За последние 15 лет была введена в строй лишь одна база — в подмосковных Бронницах, ее условно можно считать новой. Обустройство же практически всех баз таково, что сами спортсмены любовно называют их сараями. Но вода есть и ладно. И это при том, что гребля всегда, не только в России или Советском Союзе, являлась видом спорта, что называется, государственным. Традиционно богатых покровителей у гребли нет ни в России, ни за рубежом, и за все гребные успехи или неуспехи государство несет вместе со спортсменами полную ответственность. В том числе и поэтому так радовались чиновники победе Максима Опалева. Чувствовали себя сопричастными. Впрочем, справедливости ради стоит сказать, что в последний олимпийский цикл на греблю отпускалось достаточно средств, суммы ассигнований с каждым годом увеличивались. Если в 2005 году гребля на байдарках и каноэ получила из государственного бюджета около 70 млн рублей, то в 2008-м — почти в пять раз больше. Примерно такое же соотношение цифр и в гребле академической. Здесь, кстати, у российских спортсменов нет в активе ни одной медали. Из трех отобравшихся на Олимпиаду экипажей ни один не попал в финал. Но к вложенным в академическую греблю средствам это не имеет никакого отношения. Незадолго перед Олимпиадой в Федерации гребного спорта России разразился допинговый скандал. Российская мужская олимпийская восьмерка была дисквалифицирована, и после скандала полностью сменился руководящий состав федерации. Новому президенту Леониду Драчевскому досталось тяжелое наследство. Разобраться с ним до Олимпиады не было никакой возможности, и как результат — отсутствие на этих Олимпийских играх у российских «академистов» каких-либо медалей.

Меньше всего денег, и не только среди гребных видов спорта, но и вообще, получил из государственного бюджета гребной слалом. В начале олимпийского цикла слаломисты получили всего 700 тысяч рублей, в конце — чуть больше 10 млн. Таким образом, по соотношению цена — качество бронза Ларионова и Кузнецова стала самой экономически выгодной наградой из всех медалей, завоеванных в Пекине россиянами.

Главный тренер сборной России по гребле на байдарках и каноэ Сергей Верлин: «От мелочей очень часто победа и зависит»

В поздравлении, присланном в адрес Всероссийской федерации гребли на байдарках и каноэ министром спорта, туризма и молодежной политики Виталием Мутко и президентом Олимпийского комитета России (ОКР) Леонидом Тягачевым эпитеты фигурируют только в превосходных степенях. На официальном уровне выступление гребцов на Олимпиаде в Пекине признано успешным. Сами гребцы считают так же. Однако совершенно ясно, что до советского великолепия еще очень далеко. Ведь первое в олимпийской российской истории золото трудно считать результатом планомерной работы в последние годы — чемпионом стал многоопытный Максим Опалев. О подготовке команды к пекинской Олимпиаде, о том, как там выступали спортсмены и как могли выступить, в интервью корреспонденту «Газеты» Валерию Вингурту рассказал главный тренер сборной России по гребле на байдарках и каноэ Сергей Верлин.

— Как вы думаете, почему на официальном уровне выступлению гребцов дана такая высокая оценка?

— Главная причина — собственно спортивные итоги. Поставленный перед нами план по медалям на Олимпийских играх составлял одно золото, одно серебро и одну бронзу. В Пекине у нас почти так и получилось. Опалев выиграл золото, Улегин и Костоглод стали серебряными призерами. При том что отставание во многих классах было самым минимальным.

— То есть и вы считаете выступление успешным. А чем можно это объяснить? Долгое время российской гребле похвастаться было особенно нечем.

— На мой взгляд, здесь сказалось множество факторов. Но главное — всеми без исключения заинтересованными лицами, начиная от тренерских коллективов и заканчивая специалистами в области спортивной медицины, была проделана огромная работа, прежде всего организационная. Все сборы, все мероприятия — словом, все, что мы запланировали на сезон 2007—2008, нам удалось провести. Мы проводили тренировочные сборы за границей на теплой воде (это в осенне-зимне-весенний период), выезжали на все запланированные соревнования и отборы. Росспортом было осуществлено полное материально-техническое, медико-биологическое и научно-методическое обеспечение подготовки сборных команд. Существенную роль сыграло оснащение стартовыми устройствами гребных каналов в Краснодаре и в Москве, в Крылатском, что позволило провести качественный отбор на все главные соревнования сезона.

— Как обстояло дело с финансированием?

— Мы же фактически государственный вид спорта и напрямую зависим от тех денег, которые нам выделяют. В этот раз все было нормально. Росспорт профинансировал подготовку во всех необходимых объемах.

Очень меня порадовал гибкий подход руководства к решению проблем, связанных с проведением учебно-тренировочных сборов. Кстати, потом, уже после Пекина, и спортсмены, и тренеры — все как один отметили, что решающими факторами успешного выступления была здоровая атмосфера в коллективе и высокий уровень медико-биологического восстановления. Это позволило выйти на высокие скорости в сезоне и удержать их до Олимпийских игр. А ведь это все на сборах и закладывается.

Немаловажным стало наличие на сборах и соревнованиях необходимого количества врачей, массажистов, биохимиков, технарей. На всех сборах было организовано проживание спортсменов и врачей вблизи гребного канала. Ну и конечно, одним из главных факторов успешного выступления, несомненно, стал высокий уровень конкуренции на отборочных соревнованиях на чемпионат Европы и Олимпийские игры.

— Как проходил сложный и, как правило, конфликтный отбор стартового состава?

— Вызывавшая много противоречий и дебатов в 2007 году система отбора на Олимпийские игры в результате, на мой взгляд, сработала. В основу системы было заложено право главного тренера комплектовать стартовый состав на Олимпийские игры по совокупному результату в течение всего сезона. При этом во всех номерах программы право выступать на Олимпийских играх завоевали чемпионы России-2008. И только в каноэ-двойке на дистанции 500 м пришлось воспользоваться правом главного тренера принимать окончательное решение, что потом позволило экипажу бороться за золото на Олимпийских играх.

— Как в сборной было организовано научное обеспечение?

— Впервые с 1992 года в нашем виде спорта работала на постоянной основе комплексная научная группа (КНГ). На протяжении всего сезона вплоть до последнего дня Олимпиады с командой постоянно работали педагоги, биохимики, специалисты по питанию, физиологи, психологи, биомеханики... КНГ осуществляла текущие и этапные обследования. Это позволяло тренерам иметь объективную информацию о состоянии уровня подготовки и здоровья спортсмена, соответствии выполняемой работы запланированной направленности, целям и задачам, поставленным перед командой. Вы понимаете, все, что я говорю, может показаться мелочами. Но именно от таких мелочей очень часто победа и зависит.

— Иными словами, вы накопили богатый опыт?

— Как раз сейчас мы и обсуждаем все эти итоги на расширенном тренерском совете и готовим комплексный план подготовки к Олимпийским играм в Лондоне.

Пресс-атташе Федерации гребли на байдарках и каноэ города Москвы Юрий Плеханов: «В сборной становится тесно лидерам»

Пресс-атташе Федерации гребли на байдарках и каноэ Юрий Плеханов работает с гребными сборными страны еще со времен московской Олимпиады, знаком уже не с одним поколением гребцов. В интервью корреспонденту «Газеты» Валерию Вингурту Юрий Плеханов рассказал, почему пекинскую Олимпиаду можно считать удачной для гребцов, несмотря на небольшое количество завоеванных медалей.

— Вы хорошо знаете специфику работы гребных сборных еще с московской Олимпиады. Что-то особенное, именно пекинское, можно выделить?

— Думается, очень важны не только успехи в Пекине, хотя и они, безусловно, тоже, но и то, что в сборной становится тесно лидерам, которые испытывают острую конкуренцию за место в команде. Важным итогом сезона мне видится появление целой группы талантливых молодых гребцов, которые вполне могут готовиться с прицелом на будущие победы в Лондоне.

— Можете назвать кого-то конкретно?

— Конечно. Это Николай Липкин из подмосковных Бронниц, краснодарец Виктор Мелантьев. Они по отдельности уже составляют конкуренцию Опалеву в каноэ-одиночке. Они же, но в каноэ-двойке, плюс к ним дуэт в составе Евгения Игнатова из Воронежа и Ивана Штыля из Владивостока показывают сегодня очень неплохие результаты. А ведь есть еще подрастающие юноши и юниоры, которые начинают показывать вполне взрослые скорости. В мужской и женской байдарке поиск гребцов такого класса еще только предстоит, но возросшая массовость во всероссийских молодежных байдарочных стартах, их победы в мировых и европейских первенствах в командном и личном зачете говорят о наличии гребцов, которые через четыре года вполне могут достигнуть олимпийского класса.

— Прогресс настолько заметен?

— В прежние годы такого изобилия «гребных талантов» мы не наблюдали. Ну и очень важно, что в сборной команде создалась творческая, работоспособная, дружеская атмосфера, от которой в спорте иногда зависит очень многое.

Источник: ГАЗЕТА.GZT.RU

Обсуждение закрыто