Открытое письмо президенту СБР Михаилу Прохорову

Михаил ПрохоровМихаил Дмитриевич, похоже, что вас больше, чем спортивных чиновников, волнует положение, в котором оказался спорт в России. Внимательно ознакомился с вашим анализом состояния дел в этой отрасли и перспективами (не радужными) до «Сочи-2014», которая была помещена в теме «Биатлон и итоги Олимпиады» на вашем блоге ЖЖ от 01.03.2010. Отдельные положения проекта, которые совпадают с мыслями подавляющего числа членов нашего общества и тех, которых вы не коснулись, считаю необходимым прокомментировать.

Гражданский долг заставляет меня обратиться к вам, как руководителю ведущей и ставшей последней надеждой на медали, федерации биатлона. Де-факто, и моя разработка: теория, технология, методика, инвентарь, не имеющая даже близких аналогов в мире, является «ведущей и последней надеждой» России на безоговорочный успех на Играх в Сочи. Сроки на её внедрение остались — критические. Я уже много говорил о предательстве национальных интересов нашими руководящими спортивными чиновниками, по сути, «подписавших приговор» Сочи, и не хочу к этому возвращаться.
Тупость и алчность их вам не менее знакома. 30 лет гноят (без кавычек) эту разработку.

Меня «передёрнуло» одно сообщение (отвлекусь на время от темы «Биатлон и итоги Олимпиады»):
Как уже сообщал GZT.RU, пятикратный олимпийский чемпион Томас Альсгорд из Норвегии получил от СБР предложение стать консультантом российской сборной. Известному в прошлом спортсмену предлагалось подтянуть российских спортсменов в части конькового хода. «Если у нас в стране нет специалистов, чтобы эту проблему закрыть, надо пригласить его со стороны, желательно лучшего в мире, каким является пятикратный олимпийский чемпион Томас Альсгорд— для того, чтобы посмотреть, как норвежцы готовят своих спортсменов, и взять их методику на вооружение,» — заявил в интервью официальному сайту глава СБР Михаил Прохоров.

«Коньковый ход» лыжников напрямую вписывается в адаптивную технологию моей разработки. Не надо обращаться ни к норвежцам, ни к голландцам, ни – к кому-либо ещё. Обратитесь ко мне, если вопрос стоит только о «коньковом ходе».
Ничего другого я не обещаю. Я поставлю «КОНЬКОВОВЫЙ ХОД» биатлонистам и лыжникам на такой уровень, что со всего мира приедут учиться, в том числе и Т. Альсгорд. Дело даже и не в учёбе, а в конструкции деталей инвентаря и вопросах биомеханики. Временной вопрос внедрения новой методики в лыжном спорте, не идёт ни в какое сравнение с многолетним
процессом внедрения в конькобежный спорт, которому я и посвятил свои лучшие годы.

Тот факт, что наша чиновничья бестолочь (мягче слов не подобрать) не смогла «допендрить» до сути, не исключая западных, восточных, азиатских спецов, даёт нам исключительный шанс для использования приоритета в этой области. Под областью я, в широком смысле, понимаю коньковые и лыжные виды. «Пустячок» — давно бы уже заметили и внедрили.
Это совершенно другой уровень технологии. Вот в чём – «соль» и её, неприемлемый на первую пробу, «вкус».

Возвращаюсь к теме «Олимпиады» на блоге. ЦИТАТА:
М.П. «Вернемся к экономике на примере биатлона – сложного циклического технического вида спорта. Вывод очевиден – мы начинаем проигрывать «уже до старта». Судите сами: лыжи – современные парафины и смазки мы не производим, а российская винтовка (наша дает разброс на 20% выше, чем немецкая) не соответствует мировым стандартам. Спросите любого биатлониста: лыжи и винтовка – это как скрипка Страдивари, все абсолютно индивидуально. Если лыжи производит Германия, вы думаете, мы получаем лучшие? Да нет, конечно! Например, производит фирма Fisher 1000 пар элитных лыж, сначала их откатывают, лучшие пары отдают своим, затем норвежцам, мы только третьи на очереди. То же происходит с оружием и патронами. Иначе говоря, не выпуская свою инновационную продукцию и не обеспечивая наш спорт современной отечественной экипировкой (хотя бы частично, где технологическое отставание критично для результата), ждать стабильного результата вообще не приходится».

Добавить нечего. Подобное положение с обеспечением качественным инвентарём, и во всех других видах спорта. И ваш вывод:
М. П. «Иначе говоря, не выпуская свою инновационную продукцию и не обеспечивая наш спорт современной отечественной экипировкой (хотя бы частично, где технологическое отставание критично для результата), ждать стабильного результата вообще не приходится».

А, зачем эта «головная боль» нашим чиновникам? Им, что – кресло не дорого? Что им даст инициатива по возрождению индустрии спортинвентаря? Ничего в плане материальных благ. И, этим всё сказано. Командировки на международные спортивные выставки, переговоры, договоры, закупки инвентаря, реализация у себя в стране. Что может быть лучше?
Ладно, «Богу – богово», «Чиновнику – чебогово».

Раздел вашей программы «Что делать»:
М.П. «На стопроцентную истинность, конечно, не претендую, но некоторыми соображениями по опыту работы и наблюдениям из Ванкувера могу поделиться. Конечно, волнует «вопрос Сочи 2014 года» – сможем ли мы, как канадцы в
Ванкувере? Мое мнение — сможем, хоть это и очень тяжело – осталось только 4 года при том, что для выхода на аналогичные показатели по-хорошему нужно 8-10 лет системной работы. Смотрите, что делает Великобритания в рамках подготовки к летней Олимпиаде 2012 года в Лондоне: 2004 г. – 19 медалей; 2008 г. – 47 медалей; 2012 г. – в общем,
можно догадаться». ...

М.П. «В рамках заметки на блоге довольно трудно описать всю систему, но мне хотелось бы отметить ряд задач»:
(Примечание автора: Упускаю перечисленные 10 пунктов обозначенных задач. В принципе, они общеизвестны.)

М.П. «Ну, вот, вкратце, и все. Огромный путь, но необходимый, если мы хотим на что-то всерьез рассчитывать. Все эти задачи мы сейчас пытаемся решить на уровне биатлонной федерации. Результаты увидим уже достаточно скоро. Другое дело, что одна федерация это хорошо, но отдельные успехи в отдельных федерациях не решат проблем в национальном масштабе и не смогут «вытянуть» всю систему спорта в стране. Ряд задач с той же медициной и промышленностью выходят за рамки федерации, да и, говоря откровенно, не могут быть решены локально. Всем удачи»!

«Сможем ли мы, как канадцы в Ванкувере»? Категорично могу заявить — не сможем.

«Смотрите, что делает Великобритания в рамках подготовки к летней Олимпиаде 2012 года в Лондоне: 2004 г. – 19 медалей; 2008 г. – 47 медалей; 2012 г. ». У нас всё наоборот.

«Когда берёмся все вместе – мы всегда выигрываем». Не сможем – «вместе».

«Ряд задач с той же медициной и промышленностью …» Не решим.

Вернёмся к началу темы: «Биатлон и итоги Олимпиады».
М.П. «Я эти две недели провел в необычном режиме на Олимпиаде в Канаде, в Уистлере. … Олимпиада оставила очень смешанные чувства. Для себя мы вынесли много уроков. И не всегда приятных. … а пока хочу отбросить эмоции и переживания и попробовать сделать краткий анализ ситуации в российском спорте на примере биатлона … и попытаться ответить на извечный российский вопрос – «Что делать»?

Анализ ситуации, по моему мнению, удался. И сразу напрашивается вопрос:
С какой целью «Комиссия по совершенствованию деятельности ОКР пригласила группу международных экспертов, которая должна представить подробный анализ состояния российского спорта и подготовить предложения, как обеспечить его прогресс к Играм-2014 в Сочи»? Никто, кроме нас лучше, не знает о бедственном положении с развитием спорта в Стране. Зачем мы себя до такой степени унижаем? Никакая международная комиссия не поможет нам. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Опять, — некуда девать деньги? Опять хотим произвести вид «заботливых» о развитии спорта чиновников? Хватит дурить и морочить нам голову.

Михаилу Прохорову такие выражения могут и не простить. А нам, простым любителям спорта, составляющим небольшое основание «спортивной пирамиды», прощается всё. На нас просто не обращают внимания. Не считают нужным реагировать и на обращения к Президенту, главе правительства, руководству спортом.

Считаю, что программа М. Прохорова в полной мере готова для принятия по ней правительственного решения. Не хватает только в ней одного пункта: «Создать на базе детских домов спортивные интернаты. Построить простейшие спортсооружения и укомплектовать квалифицированными тренерами с достойной зарплатой». Это же – наши дети и они лишены очень и очень многого.

Михаил Дмитриевич, помимо биатлона, который мы поставим на «коньковый ход», вопреки всем нашим спецам, существует и другая проблема для российского спорта. Внедрение адаптивной технологии в области коньковых видов спорта, зависит от наличия, в первую очередь, от конькобежного инвентаря совершенно новой конструкции. Ничего подобного за рубежом нет. И надо начать с выпуска детских, подростковых и юношеских размеров. Адаптивные коньки – не «сапоги-скороходы». Для освоения совершенно новой, оптимальной и высокоэффективной техники бега, нужны навыки, закладываемые с самого начала обучения. Страна должна гордиться не только тем, что открыла новую эру в истории конькобежного спорта: теорию, технологию, первой изобрела конструкцию адаптивного конька, но и тем, что — первой внедрила. Всё, кроме «внедрения» у нас есть. Есть ещё полная возможность успеть за оставшиеся 3 с небольшим года, подготовить олимпийцев-конькобежцев. И тогда, командная победа нам обеспечена. Обещаю, что «коньковый ход» у наших биатлонистов будет самый совершенный и самый быстрый.


Лев Аксенов.

avatar
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
Сергей Recent comment authors
Сергей
Сергей

все очень точно... нужно как-то избавляться от «формальности поступков». наши чиновники делают лишь бы отчитаться: «что такая работа проведена, столько и столько». а что нет результата, это просто зажрались спортсмены! все просто, скинул с себя ответственность и гуляй смело!