Лэнс Армстронг возвращается

Новости спорта

Лэнс АрмстронгСемикратный победитель веломногодневки «Тур де Франс», легендарный 37-летний Лэнс Армстронг из США, который в наступающем сезоне возвращается в большой спорт после трехлетнего перерыва, дал 4 декабря официальную аудио-конференцию в тренировочном лагере команды «Астана» на Канарских островах. Представляем вашему вниманию интервью великого велогонщика.

— Лэнс, начнем с главного. Вы выиграли в профессиональном велоспорте столько, сколько не удалось никому другому. Зачем вы здесь, зачем вы снова тренируетесь?
— А знаете, дело не в победах. Я действительно семь раз выигрывал «Тур де Франс» и вполне доволен этой цифрой. Мне кажется, совершенно непринципиально, семь раз ты выигрывал эту веломногодневку или, скажем, шесть или восемь. Дело в другом. Для себя я выделил две причины, почему я решил вернуться.

Первая – люблю спорт, я просто-напросто люблю соревноваться. Я скучаю по гонкам, и в какой-то момент я осознал это достаточно четко, чтобы задуматься о возвращении. Второе, я думаю о моем Фонде помощи людям, больным раком. Мое возвращение покажет людям во всем мире, что они могут многое, они могут почти все! Мне очень важно донести этот мессидж до как можно большего количества людей. Для этого я живу и выступаю.

— Давайте вспомним 1998 год. Тогда вы тоже возвращались в спорт – после двухлетнего перерыва, преодолев тяжелую форму рака.
— Не сравнивайте. В 1998 году я не знал, проживу я еще пять месяцев или пятнадцать лет. А сейчас я намного больше уверен в своем здоровье, я свободен от рака. Хотя в чем-то, возможно, вы правы. И в 1998 году, и сейчас у меня до черта мотивации! Пожалуй, даже больше, чем в последние пару лет моей карьеры.

— С мотивацией у вас проблем нет, а как обстоит дело с физической формой?
— Я тренировался все лето, хотя, по большей части, в легкой атлетике. С ноября я начал серьезные велотренировки в команде «Астана». Но я правда не знаю, в какой форме нахожусь на данный момент. Чтобы почувствовать это, я необычно рано – уже в феврале проеду гонку в Австралии. А там видно будет.

— Весной вы даже пробежали Бостонский марафон, за отличное для велосипедиста время – 2:50.58.
— Наверное, как раз этот марафон и дал мне толчок задуматься о возвращении. Понимаете, я готовился к этим соревнованиям, тренировался, хотел показать определенный результат. И вот, стоя на старте, я вдруг подумал: «Да я же люблю это! Тренировки, мандраж, ожидание стартового выстрела… Я хочу ощутить все это снова». И тогда я подумал: а почему бы и нет?

— Вы вернулись надолго?
— На год, может быть, на два. Но мне сложно себе представить, что я буду гоняться еще больше двух сезонов. Возраст – серьезный фактор, и уже сейчас он играет не в мою пользу.

— Тем более, вам нельзя терять время – и сложно поверить, что в команде «Астана» вы согласитесь на какие-то иные роли, кроме лидерской.
— Нет, что вы! Последний раз я выходил на старт в 2005-м году – уйму времени тому назад. Не имею ни малейшего представления, как я буду выглядеть летом. Если не самым лучшим образом, я готов помогать гонщикам, которые будут готовы лучше. Поймите, в команде «Астана» я, попросту говоря, волонтер. Я вернулся по своему собственному желанию и не получаю от команды ни копейки. Я вернулся, потому что так захотел. Деньги тут абсолютно не причем.

— Помимо «Тур де Франс», вы в этом году объявили о готовности проехать «Джиро д’Италия». Раньше вы ни разу не участвовали в этой гонке, зачем она потребовалась на этот раз?
— Раньше мы с моей командой каждый год ездили по одной и той же программе. Участвовали в «Тур де Франс», пропускали чемпионат мира и «Джиро». Все проходило удачно, я выигрывал – и на следующий год мы попросту боялись что-либо менять. Слишком многого от меня ждали, и слишком мало было мое право на ошибку. Сейчас все по-другому. Давление ожиданий я ощущаю в гораздо меньшей степени. Поэтому я принял решение погоняться в «Джиро». Я хочу успеть сделать в велоспорте то, что не имел возможности сделать раньше.

— Современный велоспорт ассоциируется с постоянными допинг-скандалами. Вы еще не потеряли веры в его чистоту?
— Нет, я по-прежнему люблю и уважаю мой вид спорта. Я неоднократно подчеркивал, что никогда в жизни не употреблял запрещенных препаратов, и всегда открыто шел на сотрудничество со службами, которые хотели в этом убедиться. Больше я ничего не могу сделать – только повторять снова и снова, что открыт для проверок в любое время. Для велоспорта было бы критично, если бы из-за неверия в его чистоту ушли спонсоры. Пока этого не произошло, считаю, все в порядке.

— Вы вернулись и кажетесь счастливым. А есть что-то, о чем вы уже успели пожалеть, возобновив тренировки?
— Есть, но это вовсе не тяжелая работа на велосипеде, как вы могли бы подумать (смеется). Мое разочарование называется «журналисты». Нет, я вовсе не против общения с прессой и считаю его нужным и полезным. Но навязчивое внимание к каждому твоему шагу иногда раздражает.

Обсуждение закрыто