Единственный выход их допингового скандала...

Новости спорта

Прохоров и ПутинЕдинственным достойным и просто правильным выходом из допингового скандала с российскими биатлонистами является — увольнение или отставка всех сотрудников сборной России по биатлону и Союза биатлонистов России (СБР), состоявших на службе до прихода на пост президента СБР президента «Группы ОНЭКСИМ» миллиардера Михаила Прохорова. От первого вице-президента СБР, четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Тихонова — до старших тренеров и врачей мужской и женской сборных России. Такое мнение главный редактор Агентства спортивной информации «Весь спорт» Андрей Митьков высказал в статье «Застрелиться — и встать», которая опубликована в очередном номере еженедельного журнала SportWeek, вышедшем на этой неделе. Приводим текст без купюр.

«14 февраля в корейском Пьончанге стартовал чемпионат мира по биатлону. Днем ранее прошла пресс-конференция руководителей Международного союза биатлонистов (IBU), на которой президент IBU Андерс Бессеберг назван имена трех биатлонистов, уличенных в применении допинга. Ими оказались лидеры сборной России: олимпийская чемпионка, призер трех Игр, четырехкратная чемпионка мира Альбина Ахатова; чемпионка мира, лидер общего зачета Кубка мира Екатерина Юрьева; и двукратный чемпион мира Дмитрий Ярошенко.

Общие факты допингового скандала в сборной России по биатлону хорошо известны. Положительными оказались допинг-пробы, взятые у Альбины Ахатовой, Екатерины Юрьевой и Дмитрия Ярошенко на первом этапе Кубка мира нынешнего сезона в шведском Остерсунде. Исследования выявили наличие в организме — эритропоэтина (ЭПО). Все результаты, показанные тремя спортсменами в личных и эстафетных гонках, начиная с 5 декабря 2008 года, будут аннулированы. Однако нюансы и подробности позволяют посмотреть на ситуацию, которая привела пока к отстранению трех звезд от участия во всех соревнованиях под эгидой IBU, продолжится дисквалификациями, а завершатся почти наверняка, увы, окончаниями карьеры, следующие.

В био-пробах Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко был обнаружен рекомбинантный (модифицированный) ЭПО. В документах так и написано: rEPO. Бывший руководитель антидопинговой инспекции Олимпийского комитета России, бывший начальник отдела антидопингового обеспечения Росспорта профессор Николай Дурманов уговаривает, что речь идет об ЭПО, произведенном в Китае. Однако информированный источник в высшем руководстве российского спорта заявил, что этот ЭПО — «кустарного российского производства». Причем, уточнил источник, имя автора известно. Неожиданностью стало уточнение, что у Юрьевой и Ярошенко в нынешнем сезоне положительными оказались — сразу две пробы. Причем, вторые были взяты не в Остерсунде. «Случайности неслучайны», — говорит мастер Угвей, черепаха-философ из любимого мультфильма моего сына «Кунг-фу Панда».

Очевидно, именно эти нюансы — регулярное использование допинга собственного производства — позволили Андерсу Бессебергу сделать в отношении всего российского биатлона очень жесткое заявление. Оно похоже даже не на предупреждение, а на приговор. «Тому, что сделали трое спортсменов и люди, которые за ними стояли, нет никаких — абсолютно никаких! — оправданий, — сказал Андерс Бессеберг. — Мы столкнулись с систематическими случаями применения допинга со стороны одной из сильнейших команд. И нам стоит задать себе вопрос: мы поймали всех, или мы увидели только верхушку айсберга? Мы продолжим целевое тестирование и предпримем все усилия, чтобы поймать всех нарушителей — чтобы дать шанс „чистым“ спортсменам».

Реакция заинтересованной общественности и самих спортсменов оказалась, как и можно было предположить, неадекватной. Болельщики начали сбор подписей под обращением к президенту и премьер-министру России Дмитрию Медведеву и Владимиру Путину — с подозрением, почему в центре глобальных допинговых скандалов всегда оказываются российские спортсмены. Хотя понятно, что ни о каком антироссийском заговоре не может быть и речи. Более того, по имеющейся информации, руководителей Союза биатлонистов России (СБР) из IBU неоднократно предупреждали: хватит баловаться, все может закончиться очень печально. Похоже, что за показателями крови наших биатлонистов следили давно и очень внимательно. Но руководители СБР почему-то поверили не специалистам из IBU, а известному автору — что «этот ЭПО не ловится».

А Юрьева и Ярошенко после возвращения из Пьончанга в Москву зачем-то стали рассказывать глупости: мол, не знаем, как запрещенный препарат оказался у нас в организме, надо разбираться. Хотя ЭПО — это не карфедон, на котором на Олимпийских играх-2006 погорела олимпийская чемпионка-2002 Ольга Пылева (ныне Медведцева), и не дексаметазон, за который в 2008 году не была дисквалифицирована Татьяна Моисеева. ЭПО не входит в состав восстанавливающих таблеток и обезболивающих уколов. ЭПО — это всегда программа продолжительностью далеко не один день.

Как ни печально осознавать, но карьеры Ахатовой, Юрьевой и Ярошенко, скорее всего, уже завершились. Во-первых, две положительные пробы (у Юрьевой и Ярошенко) — это уже пожизненная дисквалификация. Хотя, возможно, адвокатам наших биатлонистов удастся доказать, что две положительные пробы — это следствие одного нарушения. Во-вторых, нельзя исключать, что все трое будут дисквалифицированы не на два, а на четыре года — 1 января 2009 года вступил в действие новый Кодекс Всемирного антидопингового агентства (WADA), позволяющий выносить такое жесткое наказание уже за первый случай нарушения антидопингового законодательства.

Четко можно гарантировать, что дисквалификация будет не меньше двух лет. А это значит, что все трое пропустят Олимпийские игры не только 2010 года в Ванкувере, но и 2014 года в Сочи. Исполком Международного олимпийского комитета (МОК) 8 июня 2008 года принял правило: спортсмены, дисквалифицированные за любое нарушение антидопинговых правил на срок, превышающий шесть месяцев, не смогут принять участие не только в Олимпийских играх, которые входят в срок дисквалификации, но и в двух следующих Олимпийских играх (включая летние и зимние), следующих за сроком окончания дисквалификации. А во время зимних Игр 2018 года Ахатовой и Ярошенко будет 41 год, Юрьевой — 34 года.

На карьерах трех наших нарушителей так или иначе, скорее всего, будет поставлен жирный крест. Однако нельзя исключать, что если не под подозрением, но под мониторингом находятся другие члены сборной России. Шокировали слова главного тренера сборной Ханты-мансийского автономного округа Валерия Захарова, личного тренера не только уличенного в применении допинга Дмитрия Ярошенко, но и капитана сборной России Николая Круглова и симпатичной звездочки нашей команды Светланы Слепцовой, сказанные в интервью «Советскому спорту»: «Народ недоумевает: почему те пробы, что считались нормальными на протяжении двух последних лет, теперь считаются допингом? Притом сперва это называли эритропоэтином, теперь выдумывают какое-то новое название… Я так думаю – копают под нас основательно и, видимо, пока не докажут нашу вину – не успокоятся».

Андерс Бессеберг в Пьончанге честно сказал: „У нас пока нет результатов многих проб. Между последним этапом Кубка мира в Антхольце и стартом чемпионата мира мы проводили активное внесоревновательное тестирование. Также, все еще нет результатов нескольких проб, взятых на Кубке мира в Антхольце. Но помимо трех названных спортсменов, к нам не поступало никаких уведомлений о положительных пробах“.

Понятно, что нужно менять структуру управления в СБР и систему работы в сборной России по биатлону. (Хотя есть подозрения, что и во всем российском спорте — учитывая массовые дисквалификации в академической гребле и легкой атлетике). В официальном заявлении на скандал президент «Группы ОНЭКСИМ» миллиардер Михаил Прохоров, избранный президентом СБР 27 октября, сказано: «Данная ситуация в очередной раз показала, что работа СБР нуждается в системной перестройке. […] В ближайшее время СБР планирует провести внеочередную конференцию СБР, на которой будет поставлен целый ряд вопросов, требующих скорейшего решения. Это касается, в первую очередь, обновления системы подготовки сборных команд, организации современного медицинского обеспечения, работы исполнительных органов СБР. О точной дате проведения внеочередной конференции будет объявлено дополнительно».

Также в заявлении СБР сказано: «СБР официально заявляет, что по отношению к виновным в рамках Дисциплинарных и Антидопинговых правил IBU и СБР, Кодекса WADA будут применены самые жесткие меры». Хочется верить, что жестко наказаны будут не только Ахатова, Юрьева и Ярошенко. Со сборной России по биатлону последних лет связано много личного. Дружба семьями с Альбиной Ахатовой; доверительные отношения со старшим тренером мужской команды, олимпийским чемпионом Владимиром Аликиным; человеческие симпатии к Екатерине Юрьевой; неприятие метаморфоз старшего тренера женской команды Александра Селифонова; возмущение корыстью вице-президента СБР Дмитрия Алексашина, который записан главным тренером сборной России; жалость к первому вице-президенту СБР, первому вице-президенту IBU, четырехкратному олимпийскому чемпиону Александру Тихонову.

Но, несмотря на всё личное, считаю: уволить или сменить нужно всех. От врачей и старших тренеров — до т.н. главного тренера и первого вице-президента СБР, заявившего амбиции на президентство в IBU. Вариантов может быть два, но вывод из них — один и однозначный. Врачи, старшие тренеры, главный тренер, первый вице-президент либо готовили, контролировали, прикрывали допинговые программы в сборной — и должны понести за это наказание; либо ничего не знали и не замечали — но это гораздо страшнее, потому что является свидетельствами некомпетентности и непрофессионализма.

Смешно, но Тихонов уже попытался дистанцироваться от скандала. В эфире канала «Россия» он рассказал: «Я много раз выступал на коллегии Росспорта, говорил, что у нас есть проблемы, но это все пропускалось мимо ушей — тревоги и все прочее. Я думаю, выводы будут сделаны после окончания сезона. Те, кто причастен к этому, должны быть наконец-то серьезно наказаны». Такое ощущение, что решение проблем в компетенцию Тихонова, который на протяжении 12-и лет возглавлял СБР, не входило и не входит. Попытка дистанцироваться оказалась политическим самоубийством. Великий биатлонист Тихонов и на этот раз не промахнулся, хотя метился, конечно, не в себя.

А нам остается ждать решений президента СБР Михаила Прохорова и, конечно, министра спорта Виталия Мутко. Одно дело — правильно и эмоционально говорить, совсем другое — действовать. Проблем много, но что-то нужно делать. Если, конечно, мы хотим не только радоваться победам наших спортсменов, но и быть уверены, что спустя месяц, полтора года или восемь лет (столько по решению МОК теперь хранятся все допинг-пробы, взятые на Олимпийских играх — с правом перепроверки) не придется с позором возвращать медали и рекорды».

Источник: ИА «Весь Спорт».

Обсуждение закрыто