Александр Тихонов: «Что касается Олимпийских игр, я полон оптимизма»

Новости спорта

Тихонов - биатлонВице-президент Союза биатлонистов России и первый вице-президент Международного союза биатлонистов (IBU) в прямом эфире программы «Неделя спорта» рассказал об угрозах, поступавших ему из скандинавских стран, своем видении допингового скандала и проблемах Николая Круглова.

— Прежде всего, прошу вас подвести итоги чемпионата мира в Корее.

— Я согласен с мнением специалистов и болельщиков. В той ситуации, которой находились, думаю, выступили великолепно.

— Это в общем. А в частности?

— Мужская команда, особенно Чудов и Черезов, подошли не в том состоянии, в котором могли. Они были сильно загружены. Чудов готов бороться с любым спортсменом мировой элиты. Но тот проигрыш при такой быстрой стрельбе, я считаю, слишком велик. Просто не хватило той мудрости, о которой всегда говорили. Но я высказываю только свое мнение.

— Аликин виноват?

— Нужно смотреть протокол — там все видно.

— Как объяснить?

— Возьмем, к примеру, Бьорндалена, с которым у меня очень хорошие отношения, несмотря на шум вокруг, якобы, нашего конфликта. Так вот, Бьорндален пропускает по несколько этапов Кубка мира перед чемпионатом мира. Человек целенаправленно готовится к главному старту года. Об этом просили и мы. Этот сезон должен был стать определяющим.

— Что насчет гонки преследования, где Бьорндален нарушил правила?

— Я был членом жюри, но есть правило, если есть спортсмен из моей страны, то решение я принимать не мог. Когда я в Саппоро тоже совершил ошибку — меня дисквалифицировали и я не спорил с этим. Максим правильно сказал на пресс-конференции – Уле, ты силен, но нарушил правила, поэтому должен отдать медаль. Я бы на месте Бьорндалена отдал эту медаль не раздумывая.

— Аникина готовит документы по вручению второй золотой медали. Что вы об этом думаете?

— Я согласен с этим решением. Мы должны поступать по правилам.

— Кто будет вторым тогда?

— Пусть серебро останется у Чудова. Это вопрос будет решаться 22 мая в Германии.

— Многие после чемпионата мира, сказали, что в Корею больше не поедут…

— Я согласен абсолютно. У нас был пример Саппоро, Нагано, теперь придумали Корею. Я отношусь с уважением к организаторам. Я соглашусь с Магдаленой Нойнер в том, что это были соревнования в честь объединения Северной и Южной Кореи.

— Как Корея получила этот чемпионат мира?

— На конгрессе, где это решалось, Ханты-Мансийск проиграл один голос. Борьба за это очень жаркая всегда, каждая страна хочет получить хотя бы один этап Кубка мира.

— Вы довольно резко высказываетесь по отношению к руководству IBU. Зачем обостряете отношения?

— Я всегда говорю — смотрите в протокол. Когда в адрес моей страны идут такие заявления, как от Пихлера, это не мужское поведение. К тому же хочу сказать, что мне тоже приходили угрозы из Норвегии, Швеции и Польши. Кто только Россию не пытался запугать, а мы спокойны. Мы великая страна!

— Как относитесь к допинговому скандалу? Это не результат ваших натянутых отношений?

— Не хотел бы говорить прямо. Кое-кто из бывших тренеров национальной команды имеет отношения ко всему этому. Это для нас не секрет. Я об этом предупреждал руководство Россспорта.

— Ну, бывших несколько человек – Гурьев, Польховский, Куракин…

— Имен называть не буду, но скажу, что можно взять «золотую» середину…

— То есть Польховский?

— Я назвал лишь «золотую» середину. А имен называть все же не буду. Но за свои слова всегда могу ответить.

— Вы верите, что нам удастся смягчить наказание?

— Вопрос сложный. Я бы так сказал, кто этим занимался, с теми нужно разобраться. И не нужно делать героев и из спортсменов тоже.

— Но это же нужно доказать, может быть это произошло случайно…

— Случайная беременность бывает? Нет. Но мы сделаем все возможное. Много в этом деле непонятных нюансов. Но самое страшное, что у нас в стране нет нормальных специалистов.

— Вы верите что Юрьева, Ахатова, Ярошенко не потеряны для спорта?

— Все зависит от них. СБР в свою очередь делает все возможное. Мы еще не дождались решения, поэтому рано ставить на них крест. Что касается Олимпийских игр, я полон оптимизма. Для примера, посмотрите на лыжные гонки – там молодежь блистает уже вовсю. Мы должны поддерживать наших спортсменов.

— Фактически если анализировать все зимние виды перед Олимпиадой, то биатлон – единственная надежда?

— Я бы так не сказал. От всех можно ждать медалей. Нужно поддерживать наших спортсменов, а вместо этого повсюду угрюмые репортажи. В газетах нас опустили ниже плинтуса.

— Что с Кругловым?

— Наш мужской состав очень закрытый, там все внутри происходит, в отличии от женского. Так выстроилась схема. Дело не в натянутых отношениях. Я вот, к примеру, просил не ставить Устюгова на первый этап в эстафете на чемпионат мира. Черезов бы справился. Но Женю поставили, и он не справился, а команда способна была бороться.

— Круглову снова нужно отбираться в сборную?

— Да, безусловно. Если ты занимаешься биатлоном, то ему нужно отдаваться полностью, а Круглов и юрист, и судья, и адвокат. Мы с его отцом прошли хорошую школу, но мы полностью отдавались делу.

— Сейчас с материальной стороны у биатлонистов все в порядке. Может деньги портят?

— Деньги не портят. Вот, допустим, спортсмены из других стран подписывают календарь с программой подготовки и все, ни шагу в сторону. У нас же все не так. Повлиять на это невозможно. Я поехал туда на Новый год, я сюда и все. У нас нет прав влиять на это. Мы пробовали влиять – я просил дать отдохнуть нашей «золотой четверке» на последнем этапе Кубка мира. Но меня не послушались.

— Вы видите в сборной иностранного тренера?

— Думаю, это было бы неправильно, имея такие богатые традиции. Но я бы все же произвел некоторые изменения в тренерском штабе сборной, даже несмотря на Олимпиаду в будущем году.

Обсуждение закрыто